Finance-union.ru

Деньги и власть
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Товарно денежный фетишизм

Содержание

Товарный фетишизм (французское fеtiche — фетиш, идол, от португальского feitiço — колдовство, амулет), овеществление производственных отношений между людьми в условиях товарного производства, основанное на частной собственности.

Сущность товарного фетишизма состоит в том, что стихия общественных отношений, господствующая над людьми, внешне выступает в виде господства над ними определённых вещей. Отсюда — мистическое отношение к товару как к сверхъестественной силе, порождаемое товарной формой, прикрывающей зависимость товаропроизводителей от рынка. Товарный фетишизм — явление историческое и носит объективный характер. Своего высшего развития он достигает при капитализме, где товарно-денежные отношения становятся абсолютной и всеобщей формой хозяйственной деятельности. Овеществление экономических отношений между людьми определяется особенностями организации общественного производства, а не естественными свойствами самих вещей. К. Маркс отмечал, что «этот фетишистский характер товарного мира порождается… своеобразным общественным характером труда, производящего товары» [1].

В товарном хозяйстве, основанном на частной собственности, производители действуют независимо и обособленно друг от друга, в обстановке анархии и ожесточённой конкуренции. Продукты их труда выступают как «продукты не зависимых друг от друга частных работ» [2]. Вместе с тем общественное разделение труда предполагает взаимозависимость агентов товарного производства. Связь между ними осуществляется через рынок, где происходит превращение продуктов труда в товары. В этих условиях признание общественного характера затрат труда обособленных производителей происходит посредством обмена одного товара на другой. Только через обмен товарами на основе стоимости закона оказывается возможной общественная оценка результатов хозяйственной деятельности отдельных товаропроизводителей. Таким образом, экономические отношения между людьми в условиях товарного производства, основанные на частной собственности, с необходимостью облекаются в форму общественных отношений между вещами. Происходит так называемое овеществление производственных отношений.

Товарный фетишизм означает персонификацию вещей, экономических категорий. Капитал как производственное отношение олицетворяется в капиталисте, а наёмный труд — в рабочем. Посредством персонификации экономических отношений законы капиталистического производства проявляются через действия и волю отдельных людей и групп.

Фетишизм пронизывает все экономические категории капиталистического общества. Эксплуатация человека человеком маскируется выплатой зарплаты. Силой, принуждающей рабочего к чрезмерному труду, представляются средства производства, то есть вещи, а не класс капиталистов. Прибыль, ссудный процент, рента, будучи продуктом эксплуатации наёмного труда, внешне выступают как порождение самих вещей: прибыль — как продукт средств производства, процент — денег, рента — земли. Высшим проявлением товарного фетишизма является культ денег (денежный фетишизм), выступающих при капитализме всеобщей формой богатства.

Для преодоления товарного фетишизма необходимо революционное свержение капиталистического общества, основанного на частной собственности на средства производства. При социализме в условиях господства общественной собственности на средства производства отношения между людьми не вуалируются отношениями между вещами, а носят планомерный характер, поэтому товарный фетишизм исчезает.

Товарный и денежный фети­шизм

Иногда в учебных пособиях по политической экопомии ут­верждается, что «продукт труда загадочен не сам по себе, а лишь тогда, когда оп принимает форму товара и обменивается на дру­гие товары», и что «не потребительная стоимость и пе труд как таковой, а именно товарная форма, его меновая стоимость делает его таинственным, загадочным».

Только в условиях частного товарного производства товарная форма порождает фетишизм и фетишистские представления. Следовательно, при выяснении природы фетишизма необходимо исходить пе из товарной формы продукта вообще, а из ее спе­цифически исторического характера, обусловленного частным то­варным производством.

Под фетишистскими представлениями следует понимать приписывание вещам таких свойств, какими они пе обладают. Яркий пример тому дает религиозный фетишизм, когда вещам (будет ли это изображение Будды или Христа) приписывалась сверхъестественная всеисцеляющая или карающая сила боже­ства. Какую бы форму пи принимала религия, она есть продукт исторического развития. Она покоится не только на предрассуд­ках, но и на определенных социально-экономических условиях. То же самое следует сказать и о товарном фетишизме.

Необходимо различать объективное содержание товарного фетишизма и субъективные фетишистские представления. По­следние можно преодолеть и в условиях капитализма, оставаясь па почве марксистской политической экономии. Объективное же содержание фетишизма уничтожается и окончательно ликвиди­руется только в ходе социалистической революции, через ликви­дацию капитализма и победу социалистической системы хозяйства.

Нередко под объективным содержанием товарного фетишизма понимается овеществление производственных отношений вооб­ще, а не его специфически историческая форма. При такой трак­товке объективного содержания фетишизма его легко увекове­чить, так как овеществление производственных отношеций имеет место и при социализме. Однако о наличии объективного содер­жания товарного фетишизма при социализме и речи быть не может.

Овеществление производственных отношений и объективное содержание фетишизма — не идентичные понятия.

Овеществление производственных отношений состоит в том, что существующие экономические связи выражаются между людьми (классами, социальными группами) через вещи — при­надлежащие им средства производства, продукты труда, в форме обмена их производственной деятельностью. Такое овеществле­ние производственных отношений неотделимо от любого общест­ва. Оно само по себе еще не таит в себе ничего загадочного и таинственного.

Таким образом, в условиях частного товарного производства овеществление производственных отношений приобретает ту специфически историческую форму, когда происходит персони­фикация вещей. Вещи берут на себя определенные экономиче­ские функции. Через них рыночная стихия осуществляет свое господство над товаропроизводителями. Создается видимость гос­подства вещей над людьми.

В действительности, конечно, господствуют не вещи, а сти­хийно складывающиеся производственные отношения. Но их гос­подство осуществляется через вещи. Отсюда загадочный и таин­ственный характер продукта труда, принявшего специфически историческую товарную форму, обусловленную частным товар­ным производством.

Таково объективное содержание товарного фетишизма. Опо пе зависит от сознания субъекта. Его природу впервые раскрыли основоположники марксизма.

На почве объективного содержания фетишизма неизбежно возникали фетишистские представления. Их разделяли не толь­ко товаропроизводители, по и все буржуазные экономисты, воз­водя нередко такие представления в пепререкаемые догмы. Мпо- гие из них, а особенно вульгарные экономисты, полагали, что стоимость это не общественное явление, а свойство любой вещи
как таковой. Такой взгляд становится среди них общераспростра­ненным, когда товарные отношения охватывают все или почти все общественное производство.

Вопреки взглядам Аристотеля, который называл стоимость в противоположность потребительной стоимости чем-то противо­естественным, не соответствующим природе вещей, буржуазные экономисты склонны рассматривать стоимость более неотъемле­мым свойством вещи, чем потребительную стоимость.

Особенно явно обнаруживаются фетишистские представле­ния, когда речь заходит о деньгах. Но загадка денежного фети­шизма есть загадка товарного фетишизма вообще. В деньгах она лишь сильнее бросается в глаза и слепит взор. Уже в про­стой форме стоимости продукт обладает свойством выражать стоимость других товаров. Это свойство кажется присущим са­мой вещи. Такой взгляд окончательно закрепляется тогда, когда всеобщая эквивалентная форма стоимости прочно срастается с благородными металлами и, наконец, с золотом. Создается полная иллюзия, что этим свойством обладает золото по своей естественной природе. Отсюда магический характер денег. «Зо­лото удивительная вещь! Кто обладает им, тот господин всего, чего он захочет. Золото может даже грешникам открыть дорогу в рай»,— писал в 1503 г. Колумб с Ямайки.

Фетишистские представления о всепокоряющей силе золота обусловлены не его естественными свойствами, а всесилием все­общего эквивалента, возникающим на базе частного товарного производства, в условиях безраздельного господства частной соб­ственности, высшей формой развития которой является капита­листическая собственность. Поэтому денежный фетишизм получает наиболее яркое проявление в эпоху капитализма. Специ­фически капиталистический характер овеществления производст­венных отношений выражается в том, что здесь все выступает в позолоченном виде. Все облекается в денежную форму. Объек­тивное содержание товарного фетишизма находит в деньгах бо­лее зрелую форму. Деньги как непосредственная и единственная форма выражения общественного признания частного труда пре­вращаются в самую мощную экономическую силу.

Читать еще:  Виды денежной политики

Таким образом, фетишистские представления о силе золота вырастают пе на пустом месте. Они обусловлены исторически. По­требовался длительный исторический процесс развития, чтобы стало возможно через тщательный анализ развития форм стои­мости раскрыть происхождение денег из товара и тем самым объяснить загадочность денег. Марксистская политическая эко­номия, разоблачая фетишистские представления о деньгах, дает единственно правильное, научное объяснение их действительной природы, но не устраняет объектного содержания денежного фе­тишизма. Пока существует капитализм, в деньгах и только в них выступает специфически исторический характер овеществления экономических связей.

Более того, с развитием капитализм развивается и объектив­ное содержание фетишизма. Когда деньги превращаются в ка­питал как самовозрастающую стоимость, усиливается фетишиза­ция общественных отношений. Овеществление производственных отношений, представленное капиталом, приносящим проценты, завершает этот процесс. Создается иллюзия, будто деньги, отданные в ссуду под проценты, самп по себе способны созда­вать новые деньги.

Научное объяснение товарного фетишизма составляет одну нз важнейших заслуг марксистской политической экономии. Раскрытие тайны товарного и денежного фетишизма позволяет за движением вещей в условиях частного товарного производ­ства раскрыть движение людей, раскрыть внутренние экономи­ческие связи, их закономерное развитие. Вместе с тем это позво­ляет дать исчерпывающую научную критику буржуазных концепций, которые, как правило, исходят из фетишистских пред­ставлений о природе капиталистического способа производства.

Товарно-денежный фетишизм как экономическая патология;

Развитие обмена с самого начала несет в себе зародыши углубления противоречий между потребительной и меновой стоимостью товара.

Для товаропроизводителей товар является потребительной стоимостью не в зависимости от его полезных для населения свойств, а лишь в той мере, в какой он становится носителем меновой стоимости. Поэтому в тех случаях, когда без ущерба для меновой стоимости становится возможным снижение издержек даже в ущерб потребительной стоимости, процесс производства качественно худшего товара будет продолжаться.

Возрастание значимости меновой стоимости, в сравнении с потребительной стоимостью товара, имеющее своим результатом снижение качества продукции, а значит и народнохозяйственной эффективности воспроизводства, можно определить как товарный фетишизм.

Негативные последствия товарного фетишизма проявляются в сфере производства средств производства, предметов потребления, в расхищении природных богатств. С товарным фетишизмом связаны недобросовестная реклама, подкуп структур, обеспечивающих надзор за качеством продукции.

Товарный фетишизм способен развиваться по мере роста отношений отчуждения и бесхозности, с развитием географии рыночных связей (местный и более отдаленный рынки), с развитием посреднических и других связей.

Высшим проявлением товарного фетишизма является культ денег, выступающих при капитализме всеобщей формой богатства.

Товарно-денежный фетишизм – это система отношений, вызывающая избыточную оценку общественной значимости товара и денег, ввиду преувеличения значимости меновой стоимости ресурсов.

Как было сказано выше, разделение фактической потребительной стоимости и меновой стоимости при совершении акта обмена в форме купли–продажи может произойти только в одном случае: когда у экономических агентов имеется асимметричная информация либо о меновой стоимости, либо о потребительной стоимости ресурса. Например, при фальсификации ресурса, то есть при позиционировании ресурса с низкой потребительной стоимостью в качестве ресурса с высокой потребительной стоимостью. Либо при искажении или отсутствии информации о реальной меновой стоимости ресурса (например, продажа туристу, не знакомому с уровнем цен на местном рынке, товара по завышенной цене). В итоге на рынке финансовых инструментов в силу технических ошибок участников обмена весьма часто происходят сделки купли–продажи по ценам, сильно отличающимся от среднерыночных.

Покупатель ресурса совершает сделку только в случае, когда он соизмеряет потребительную стоимость ресурса с доступной ему меновой стоимостью, то есть денежным эквивалентом стоимости, которую требует продавец. Конечно, нужно отличать индивидуальную потребительную стоимость и некоторую сложившуюся на данном рынке потребительную стоимость товара. Например, индивидуальная потребительная стоимость отцовского дома может быть намного выше общепринятой потребительной стоимости дома как жилья. И этот факт может отразиться в меновой стоимости товара при совершении акта его покупки. Или приобретение экстравагантных моделей одежды «от кутюр», демонстрируемых на неделе Высокой моды в Париже, где считают своим долгом присутствовать самые богатые и знаменитые люди мира, которые могут себе позволить платье от 100 тыс. долл. и больше.

Следует отметить, что сделка может совершаться в условиях отсутствия конкуренции между продавцами (монополия или олигополия). Тогда создается ситуация, не соответствующая неравенству (1).

Избыточная оценка общественной значимости товара и денег происходит не в результате разрыва потребительной и меновой стоимости в сделках купли–продажи, как полагают некоторые экономисты, а из-за несовершенства институтов рынка и организации деятельности экономических агентов.Так, монополизм производителя повышает значимость производимого товара путем завышения меновой стоимости, так как монополист максимизирует меновую стоимость.

В погоне за меновой стоимостью существенный ущерб народному хозяйству наносят фальсификации потребительной стоимости товаров и денег. В земледелии это выражается в хищническом использовании плодородия земли и в целом природных ресурсов; в процессе производства с использованием наемного труда – в хищническом потреблении рабочей силы, в том числе в форме оплаты, не компенсирующей воспроизводство трудовых ресурсов.В последнем случае имеет место не только товарно-денежный фетишизм, но и патология перепотребления (чрезмерной эксплуатации, нацеленной на максимизацию добавочного продукта в краткосрочной перспективе, в то время как оптимальное использование ресурса в долгосрочной перспективе включает в себя его расширенное воспроизводство).

Товарно-денежный фетишизм проявляется:

¾ в трансформациях структуры производства и внешнеторгового оборота – в связи с диспаритетом цен, инициируемым
монополиями;

¾ в перепроизводстве товаров и денег, в накоплении сверхнормативных запасов, в уводе части товара с рынка, что имеет своим следствием повышение меновой стоимости товаров;

¾ в фальсификациях товаров и денег;

¾ в развитии спекуляций, коррупции, в недобросовестной конкуренции, в накоплении сокровищ и т.п.

Сопоставляя ныне сложившуюся в РФ структуру производства и внешнеторгового оборота по потребительской стоимости продукции, можно ясно видеть, сколь существенно она скошена в сторону меновой стоимости. В стране, в сравнении даже с кризисным 1990 годом, существенно сократилось производство продовольствия, доступного жилья, но одновременно увеличилось производство пива, картофеля, папирос и сигарет, коньяка, строительство офисных объектов, аптек, торговых заведений (табл.1).

Таблица 1. Динамика производства товаров в РФ за 1990–2007 гг.[4]

Маркс выходного дня. Часть 5. Товар как фетиш

150 лет назад в Гамбурге был опубликован «Капитал» Карла Маркса. Книга, которая необратимо изменила этот мир и наше понимание собственной истории. Каждую субботу писатель и теоретик марксизма Алексей Цветков рассказывает на «Снобе», как читать «Капитал», что хотел сказать Маркс и почему его поняли именно так. В пятом выпуске — о словаре Маркса и о том, какие оригинальные понятия он ввел в экономическую теорию

Поделиться:

Товарный фетишизм

Рыночный обмен превращает продукт в товар. Это превращение обеспечено двойственным характером труда. Двойственность товара выражается в разнице между потребительной и меновой стоимостью, а двойственность труда — в разнице между конкретным и абстрактным трудом.

Читать еще:  Эмиссия денежных средств

Маркс говорит, что товарная судьба стола гораздо более удивительна, чем если бы стол пустился в пляс по собственной воле. Нетрудно догадаться, о каком именно столе идет речь. Этот тот самый «стол философов», о котором спорили еще Платон и Диоген Синопский, по-разному объяснявшие его «стольность», то есть идеальную составляющую.

Товарный фетишизм — это всеобщее ощущение, что внутри товаров заключена независимая от нас ценность («это столько стоит»). Такой фетишизм — условие господства предмета над человеком, мертвого труда над живым, продукта — над производителем.

Тот, у кого в сознании нет понимания обменно-производственной модели капитализма, обречен на товарный фетишизм и приписывание «постоянных» и «естественных» свойств отдельным деталям этой модели.

Классовый антагонизм

Марксизм обещал стать философией тех, кто в найме, а не тех, кто в доле.

Товарная форма продукта и денежная форма товара маскируют классовое подчинение.

Классовое общество построено на частном присвоении коллективной рабочей силы и умственных способностей.

Капиталист так же зависим от законов воспроизводства капитала, как и рабочий, хоть они и находятся на противоположных полюсах классовой вселенной. Буржуа с неизбежностью будет стремиться покупать чужой труд как можно дешевле, чтобы продавать его результаты как можно дороже.

Буржуазия — это не психотип или стиль жизни, но функция монетарного универсума, легко меняющая внешние атрибуты. Пролетариат в классовом обществе также может выглядеть очень по-разному.

Внутри двух антагонистичных классов никогда не будет строгой однородности и всегда различимы конкурирующие внутриклассовые группы.

Между этими классовыми полярностями — множество смешанных статусов. Со строго марксистской точки зрения так называемый «средний класс», конечно, не может всерьез считаться классом: он объединен не своей ролью в системе производства, а общим уровнем потребления и стилем жизни, которые могут быть обеспечены самыми разными экономическими источниками. Но левые могут употреблять это понятие чисто публицистически, описательно, имея в виду социальное «место», а вовсе не функцию в обменно-производственной механике системы. В этом смысле и сам Маркс часто писал о «средних классах».

Маркс считал, что политическая судьба промежуточных групп — выбирать в решающие моменты один из двух классовых полюсов как «свой».

Классовая разница сводится, собственно, не к специализации, а к привилегии

О классовой идентичности марксисты разных оттенков будут спорить всегда. Кто такие, например, топ-менеджеры, особо приближенные к владельцам корпораций? Их оплата труда явно завышена, и, оставаясь формально нанятыми, они в политическом и психологическом отношении становятся «членами семьи» крупной буржуазии, сливаются с ней и разделяют ее историческую судьбу.

И все же очевидна классовая солидарность буржуазии, которая держится прежде всего на поддержании эксплуатации совокупного труда совокупным капиталом и стремлении к сохранению средней нормы прибыли.

Доход с капитала есть вознаграждение за владение огромными суммами денег, то есть классовая привилегия в чистом виде. Классовая разница и сводится, собственно, не к специализации, а к привилегии.

Маркс верил, что по мере развития капитализма политическая роль наемных работников будет усиливаться, их объективный конфликт с нанимателями будет расти, а число и роль промежуточных групп («средних классов») будет уменьшаться. В итоге все общество разделится на сторонников буржуазии или пролетариата, которые схватятся в финальном поединке.

Правящий класс вынужден выдавать свой интерес за всеобщий, и если бы это полностью удалось, то система была бы вечной, но конфликт между производительными силами и производственными отношениями в классовом обществе фатален и неразрешим. Этот базовый конфликт все равно выйдет наружу вопреки воле правящего класса. Классы не вечны, и сама логика развития производств покончит с ними при помощи социальной революции.

В фильме «Сквозь снег» (2014) символически рассказана краткая история классовой системы капитализма и попыток ее сломать. Обреченная цикличность классовой цивилизации дана через метафору мчащегося по кругу поезда. Финал фильма — буквальная иллюстрация фразы Маркса о «гибели всех сражающихся классов» как единственной альтернативе постклассового общества.

История системы

Экономические эпохи различаются не тем, что производится людьми, а тем, как это делается — с помощью каких орудий и на каких условиях.

Товарное производство, которое возникло задолго до капитализма, началось с обмена излишками результатов труда. Со временем товарный обмен между общинами вызвал товарные отношения и внутри самих общин.

Ростовщичество и торговля аккумулировали стартовый капитал, необходимый для первой большой волны промышленного развития, задавшего основу современного Марксу капитализма.

Маркс берется проследить генезис промышленного капитализма, объяснить неизбежность пролетаризации села, определить роль машин и их влияние на новую фабричную дисциплину, сравнив режимы труда на фабрике, мануфактуре и сдельщине.

Мануфактура интересует Маркса как переходная форма от средневекового ремесла к современной промышленности. В мануфактуре работник еще управляет инструментом, на фабрике же он сам уже подчиняется машине.

Современной экономикой правит вовсе не «невидимая рука рынка», но вполне очевидная «рука» крупнейших корпораций

Концентрация капитала и монополизация производств

Монополия есть капиталистическая форма кооперации труда.

Когда норма прибыли в целом падает и маржу становится увеличить трудно, капиталисты стремятся увеличить свою долю на рынке, что с неизбежностью приводит к предельной концентрации капитала в руках очень ограниченного числа игроков — олигархической элиты мира.

Поэтому современной экономикой правит вовсе не «невидимая рука рынка», но вполне очевидная «рука» крупнейших корпораций.

На финальной стадии концентрации капитала в немногих руках мы должны увидеть полное обособление правящего класса от всего остального общества в сплошной и охраняемой «VIP-зоне» (изолированность мест обитания, образования, общения), которую не покидают от рождения и до смерти. Люди из этой «VIP-зоны» не могут себе представить жизни на зарплату, а не на доход, который им приносит само владение деньгами. Предельная классовая поляризация приводит к взаимной мифологизации «не пересекающихся» слоев общества и исключает саму возможность демократической политики.

В фильме «Элизиум» (2013) точно смоделирована неизбежная концентрация богатств, классовая поляризация, отселение правящего класса в изолированный рай и восстание, которое поднимает обреченный рабочий, потому что ему больше нечего терять.

Безработные — резервная армия, которая гарантирует невысокую цену труда

Резервная армия

Капитализм все время изобретает способы уменьшения спроса на труд и провоцирует избыточное предложение труда на рынке. Нанимателю выгодно оставить как можно меньше работников, сохранив прежний объем производства, в этом смысл бесконечной «оптимизации».

Отсюда производство «избыточного населения» или резервной трудовой армии. Безработные — резервная армия, которая гарантирует невысокую цену труда. Относительный переизбыток рабочей силы есть необходимый фон, на котором действует закон спроса и предложения на рынке занятости.

Во многих отношениях наличие резервной армии за воротами предприятий позволяет владельцам средств производства относиться к своим работникам хуже, чем когда-то относились к рабам их античные владельцы. Нет никакой нужды думать о благосостоянии, здоровье, степени усталости и уровне жизни работника, если его всегда можно легко заменить на такого же.

Читать еще:  Кругооборот материальных и денежных ресурсов

Капитализм и кризис

Маркс констатирует невозможность «бескризисной» капиталистической экономики. Более того, он уверен, что однажды сигнальный кризис этой системы сменится терминальным. При сигнальном кризисе система больна и требует ремонта, а в момент терминального кризиса система уже не может существовать дальше, из ее распавшихся деталей придется создать другую систему на новых основаниях.

Пока производство растет, растут и кредиты, но потом следует неизбежный спад и эпидемия отказов от прежних обязательств.

По рыночной логике «лишнее» — это вовсе не то, что никому не нужно, а то, за что некому платить. Выгоднее уничтожить такое «лишнее», нежели просто раздать. Поэтому перепроизводство так легко сочетается с недопотреблением.

Регулярные кризисы — это обнаружение структурной аритмии капитализма. Асимметрия между прибылью и оплатой труда, между продуктивностью и спросом, между трудом машины и человека.

В самом общем смысле кризис — это выход наружу противоречия между товаром и образом его стоимости.

Автономия капитала от производства — это всегда иллюзия, которая дорого обходится тем, кто попал в ее плен

Во время кризиса часто уничтожается не только изрядная доля продуктов, которые не оправдали своей товарной формы и больше не нужны на рынке, но и самих производительных сил и производственных возможностей (руинирование предприятий, деградация инфраструктуры, массовая миграция людей с прежних мест, разрушительные войны).

Чем ближе итоговый кризис капитализма, тем сильнее роль финансовых спекуляций.

Самовозрастающее финансовое обращение, никак не связанное с производством, — вот утопический горизонт капитализма на его поздней стадии.

Даже промышленные гиганты вкладываются сегодня в финансовые спекуляции, потому что норма промышленной прибыли неуклонно снижается, а объем спекуляций непрерывно растет. Но автономия капитала от производства — это всегда иллюзия, которая дорого обходится тем, кто попал в ее плен.

Внешняя свобода капиталов входит в трагическое противоречие с их внутренней зависимостью от реального производства.

Марксистская теория кризисов изящно объясняет обрушение доткомов, иррациональную игру в деривативы и бросовые облигации, фиктивность венчурных надежд, череду недолговечных кредитных пузырей и замедление производственных инвестиций.

Следствием подъема общественного благосостояния при капитализме является увеличение статистической бедности. То есть чем больше пирог, тем менее справедливо он делится на всех

Обреченность

Капитал имеет постоянную тенденцию к увеличению производительности труда, чтобы удешевлять товары и таким способом удешевлять и самого работника.

Маркс открыл закон прогрессивного уменьшения относительной величины переменного капитала, гласящий, что класс наемных работников, производя капитал, тем самым производит орудие своего вытеснения из производства.

Следствием подъема общественного благосостояния при капитализме является увеличение статистической бедности. То есть чем больше пирог, тем менее справедливо он делится на всех.

Эксплуатация, т. е. контроль меньшинства над прибавочным продуктом труда большинства, не может длиться вечно.

Маркс предполагал, что межкризисные периоды будут постепенно укорачиваться, пока не обнаружится предел возможностей всей прежней системы обмена и производства.

Австрийский экономист Иосиф Шумпетер признавал, что Маркс первым превратил экономическую теорию в историческое исследование, и с высокой вероятностью допускал предсказанную обреченность капитализма, но делал это без марксистской радости, представляя себе финальный кризис скорее как гибель нынешней, лучшей из возможных цивилизаций.

Товарный фетишизм.

В условиях товарного производства, основанного на частной собственности на средства производства, общественная связь между людьми, существующая в процессе производства, проявляется лишь через посредство обмена вещами- товарами. Судьба товаропроизводителей оказывается тесно связанной с судьбой созданных ими вещей-товаров. Цены на товары непрерывно меняются независимо от воли и сознания людей, а между тем уровень цен является нередко вопросом жизни и смерти для товаропроизводителей.

Отношения вещей маскируют общественные отношения людей. Так, стоимость товара выражает общественное отношение между товаропроизводителями, а представляется она таким же естественным свойством товара, как, скажем, его цвет или вес.

Таким образом, в товарном хозяйстве, основанном на частной собственности, производственные отношения людей неизбежно выступают как отношения между вещами-товарами. В этом овеществлении производственных отношений и заключается свойственный товарному производству товарный фетишизм.

Особенно ярко товарный фетишизм обнаруживается в деньгах. В товарном хозяйстве деньги являются огромной силой, дающей власть над людьми. На деньги всё можно купить. Создаётся видимость, будто эта способность всё покупать есть природное свойство золота, а между тем в действительности она является результатом определённых общественных отношений.

Товарный фетишизм имеет глубокие корни в товарном производстве, где труд товаропроизводителя непосредственно выступает как труд частный и его общественный характер проявляется лишь в обмене товарами. Только с уничтожением частной собственности на средства производства исчезает и товарный фетишизм.

Похожие главы из других книг:

Что такое товарный рынок?

Что такое товарный рынок? Товарный рынок служит для торговли фьючерсами на сырье и первичные продукты, в частности нефть, медь, золото, кукурузу, пшеницу, кофе и какао.На этом рынке вы не можете продавать все что угодно и когда угодно. Все сделки в этом секторе совершаются

6.2.2. Товарный знак

6.2.2. Товарный знак Фирменный знак (логотип, товарный знак, торговая марка, торговый знак) – это оригинально оформленное обозначение, необходимое для распознавания услуг или товаров организации, однозначно идентифицирующее конкретную организацию в сознании

7.1 Фирменное наименование и товарный знак

7.1 Фирменное наименование и товарный знак Полное фирменное наименование, включающее данные об организационно-правовой форме, указывается при регистрации фирмы в учредительных документах. Также может быть приведено сокращенное наименование. Оно может включать

3. Товарный бум

3. Товарный бум Хотя банки, хедж-фонды и страховые компании и выдернут кое-какие деньги своих инвесторов и вкладчиков из акций и недвижимости, однако они не могут их просто оставить в кэше. Инвесторы и вкладчики ждут от них доходов, а некоторые даже фиксированных процентов.

4. Товарный фетишизм и его тайна

4. Товарный фетишизм и его тайна На первый взгляд товар кажется очень простой и тривиальной вещью. Его анализ показывает, что это – вещь, полная причуд, метафизических тонкостей и теологических ухищрений. Как потребительская стоимость, он не заключает в себе ничего

Товарный классификатор

Товарный классификатор Начинаем формирование ассортиментной матрицы с построения (или оптимизации) товарного классификатора.Товарный классификатор – это структура ассортимента, перечень классов, групп, подгрупп, категорий, составляющих ассортимент

Фирменное наименование и товарный знак

Фирменное наименование и товарный знак При регистрации предприятия очень важно правильно выбрать фирменное наименование предприятия. Фирменное наименование имеет не только рекламное значение, о котором мы уже говорили, но и серьезные юридические последствия.С 1 января

Товарный портфель

Товарный портфель Теория утверждает также, что следует дифференцированно управлять различными товарами (особенно в плане инвестиций) в зависимости от:• их относительной доли рынка,• темпов расширения рынка.Из этой теории возникла знаменитая «Бостонская матрица» (см.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector