Finance-union.ru

Деньги и власть
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отсутствие зарегистрированного права

Признать право отсутствующим: ВС разъяснил, когда это возможно

Требовать признания права отсутствующим можно в том случае, если другие способы защиты исчерпаны. Но суды не должны необоснованно отказывать в применении этого права, подчеркнул Верховный суд в одном из дел. Там у здания было несколько владельцев, а право собственности на участок (в обход закона) зарегистрировал один из них. Другой собственник потребовал признать это право отсутствующим, но три инстанции ему отказали. Их поправил ВС.

Как защитить права в случае, если у здания несколько владельцев, но землю под ним незаконно зарегистрировал лишь один из них? В такую ситуацию попала Светлана Шаполова, которая вместе с Татьяной Мишиной много лет владела помещениями в поселковом магазине в Белгородской области. Участок под ним находился в муниципальной собственности, а в 2015 году Мишина оформила право собственности на землю под магазином за собой единолично. Как ей это удалось – непонятно, поскольку единственным основанием для регистрации было некое распоряжение главы администрации поселкового округа 2000 года (договора купли-продажи не было, как и доказательств оплаты участка). Шаполова попросила чиновников оформить участок в общую долевую собственность, но они потребовали заявление от всех собственников.

Предпринимательница обратилась в суд и потребовала признать право Мишиной на землю отсутствующим ( А08-7941/2015 ). Но три суда согласились, что она выбрала неверный способ защиты – лучше было бы, например, оспорить сделку или добиваться признания общей долевой собственности. Шаполова с этим не согласилась и пожаловалась в Верховный суд. Он отправил дело на новое рассмотрение и объяснил, в чем были неправы нижестоящие инстанции:

Если права одного из собственников здания на землю под ним нарушены, он действительно может подать иск о признании общей долевой собственности на участок. Но это можно сделать лишь тогда, когда другое лицо приватизировало участок на законных основаниях. Если их не было – признать право общей долевой собственности всех владельцев нельзя – Верховный суд.

Кроме того, ВС опроверг суждение Арбитражного суда Центрального округа о том, что Шаполовой надо сначала сформировать земельный участок, а потом заявлять в отношении него иск. Ведь наличие записи о праве собственности Мишиной в едином госреестре недвижимости мешает Шаполовой реализовать право на приватизацию. С такими указаниями ВС отправил дело на пересмотр.

Когда применяется исключительный способ защиты права

Основная проблема иска о признании права отсутствующим в том, что надо доказать невозможность других способов защиты, отмечает старший юрист DS Law Татьяна Воронина. Но исключительность такого метода не значит, что суды должны ограничивать его применение в спорах между собственниками де-юре и де-факто. Такой позиции последовательно придерживается Верховный суд, говорит управляющий партнер “Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

«Если право собственности зарегистрировано незаконно, наиболее логично и правильно добиваться признания его отсутствующим», – точку зрения ВС разделяет Сергей Попов, руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» адвокатского бюро КИАП. А по мнению Ворониной, разъяснения ВС по делу Шаполовой пригодятся для случаев, когда Росреестр провел регистрацию с нарушениями, но оспорить сделку или применить виндикацию нельзя.

Литвинов напоминает об определении 4-КГ16-70, которое гражданская коллегия ВС вынесла в феврале 2017 года. В нем рассказывается, на какие обстоятельства надо обратить внимание в аналогичных делах:

истец должен обосновать, что фактически владеет участком, право на который зарегистрировано за другим лицом;

надо выяснить, законно ли зарегистрированы права на землю;

необходимо установить всех фактических владельцев спорного участка, если право на него неправомерно зарегистрировал лишь один сособственник;

нужно установить точные границы и площадь участка, который необходим для эксплуатации объекта недвижимости.

При определенном подходе разъяснения ВС могут привести к слишком широкому применению такого способа защиты, как признание права отсутствующим, полагает юрист “Ильяшева и партнеров” Иван Стасюк. По его мнению, истица была недовольна тем, что ответчица приобрела участок в единоличную собственность, то есть, по сути, Шаполова оспаривала сделку по передаче земли. В отношении такого требования действуют правила исковой давности, а вот иск о признании права отсутствующим не “задавнивается”, обращает внимание Стасюк.

Иск о признании права отсутствующим (не надо так!)

Коллеги, буквально на днях мне потребовалось проанализировать большой объём судебной практики по искам о признании права отсутствующим. К моему удивлению, в значительной, если даже не в большей части судебных актов по таким требованиям, суды указывают на то, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права.

Эта ситуация подтолкнула меня к написанию настоящей заметки, в которой я постарался максимально кратко отразить, как мне кажется, наиболее важные черты этого иска, а также указать распространенные ошибки истцов, которые я обнаружил, при исследовании судебной практики.

Надеюсь, что материал будет Вам полезен. Если в чем-то ошибся либо не указал что-то, на Ваш взгляд, важное, прошу Вас меня поправить или дополнить.

1. Общая характеристика:

  • предъявляется в исключительных случаях;
  • имеет очень узкую сферу применения;
  • им нельзя заменять виндикационные, негаторные или иные иски;
  • он допустим только в случаях, когда лицо не может защитить нарушенное право иными средствами.

(см., например, Определение ВС РФ от 25.12.2018 № 5-КГ18-262, Определение ВС РФ от 15.05.2018 № 87-КГ18-2, Определение ВС РФ от 23.10.2018 № 18-КГ18-163).

2. Истец (по общему правилу): такой иск может заявить владеющий собственник имущества, право которого зарегистрировано.

(см., например, Определение ВС РФ от 13.06.2017 № 33-КГ17-10, Определение ВС РФ от 26.06.2018 № 14-КГ18-12).

Исключения, которые можно обнаружить в судебной практике:

  • иск о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на объект, который не обладает признаками недвижимого имущества, вправе заявить также арендатор земельного участка, которому участок предоставлен его собственником для строительства объекта недвижимости, а также в исключительных случаях лица, законные права которых нарушены юридическим фактом регистрации права собственности иного лица на спорный объект (см., например, Определение ВС РФ от 25.05.2017 по делу № 308-ЭС16-20201, А53-31673/2015);
  • иск о признании отсутствующим зарегистрированного обременения в виде договора аренды земельного участка также вправе заявить арендатор такого земельного участка в отношении другого арендатора, если такое обременение зарегистрировано незаконно (см., например, Постановление АС ВСО от 23.09.2015 по делу № А33-23905/2014);
  • виндикационный иск либо иск о признании права собственности заявить невозможно, и при этом собственник не владеет имуществом (см., например, Постановление ФАС СКО от 01.04.2014 по делу № А32-14032/2013).

3. Ответчик: лицо, право которого (сделка с которым) неправомерно зарегистрировано(а).

(см., например, п. 53 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

4. Ситуации, в которых применяется:

  • право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами;
  • право собственности на движимое имущество либо на то, что вообще не является имуществом (например, часть объекта, его улучшение) зарегистрировано как на недвижимое имущество (что нарушает права собственника, владеющего другим объектом недвижимости, например, земельным участком);
  • объект недвижимости прекратил свое существование, но права на него зарегистрированы (что нарушает права собственника, владеющего другим объектом недвижимости, например, земельным участком);
  • ипотека или иное обременение фактически прекратились, но запись о них осталась в ЕГРН;
  • в границах земельного участка, принадлежащему на праве собственности одному лицу, существует еще один земельный участок, право собственности на который зарегистрировано за другим лицом.

(см., например, п. 52 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 14624/09 по делу № А55-14624/2008, Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 4372/10 по делу № А40-30545/09-157-220, Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2018 № 301-ЭС17-22269 по делу № А11-4520/2016).

5. Срок исковой давности: не применим к данному иску.

(см., например, п. 12. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения», Определение ВС РФ от 13.06.2017 № 33-КГ17-10).

6. Когда нельзя предъявлять подобный иск (распространенные ошибки):

  • когда имеет место спор о том, что кто-то незаконно зарегистрировал за собой право собственности на общее имущество собственников помещений в здании (например, в многоквартирном доме) (см., например, Определение ВС РФ от 13.09.2018 по делу № А40-74412/2017. Следует отметить, что есть и противоположенная практика — см., например, Определение ВС РФ от 02.02.2017 по делу № А64-1092/2015. Но, на мой взгляд, это ошибка, поскольку здесь, в зависимости от обстоятельств, должен заявляться виндикационный либо негаторный иск – см. п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания»);
  • когда собственник не владеет имуществом (за исключением, как указывалось ранее, особых случаев, когда невладеющий собственник не может защитить свое право иными способами. В основном это дела по водным объектам либо по государственной / муниципальной собственности (см., например, Определение ВС РФ от 26.06.2018 № 14-КГ18-12);
  • когда за истцом не зарегистрировано право собственности в ЕГРН (см., например, Определение ВС РФ от 25.12.2018 № 5-КГ18-262);
  • заявляется иск о признании права собственности отсутствующим совместно с виндикационным иском / иском о признании (т.е. предъявляются взаимоисключающие требования) (см., например, Определение ВС РФ от 24.04.2018 № 117-КГ18-13, Определение ВС РФ от 24.04.2018 № 117-КГ18-22);
  • когда речь идет о сносе самовольной постройки (см., например, Определение ВС РФ от 02.10.2018 № 88-КГ18-6);
  • когда имеет место спор о границах земельных участков (см., например, Определение ВС РФ от 22.10.2018 по делу № А41-72172/2016).

Иск о признании права отсутствующим. Разбираемся в правоприменении

Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда в июле 2014 года споры об объектах недвижимости отнесены к делам особой сложности. Это неудивительно с учетом того, сколько раз менялось правовое регулирование оснований приобретения права собственности на землю (здания, строения, сооружения и др.) за последние 30 лет. Правоприменительной практикой выработаны особые способы защиты вещных прав, не поименованные Гражданским кодексом. Один из таких способов – иск о признании права отсутствующим.

Читать еще:  Постановление правительства рф 1321

Возможность предъявления иска о признании права отсутствующим предусмотрена пунктом 52 совместного постановления пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда №10/22 от 29 апреля 2010 года. Подача иска – исключительная мера, допускается в тех случаях, когда исчерпаны другие возможности для восстановления нарушенного права. Рассмотрим примеры использования такой меры защиты.

1. Право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

При полном совпадении объектов недвижимости, зарегистрированных за разными лицами, иск о признании права отсутствующим выступает надлежащим способом защиты. В большинстве дел данной категории, так или иначе, встречается смешение прав сторон на тождественное имущество (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 29.08.2017 N 50-КГ17-19, Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2017 N18-КГ17-169 и другие).

2. Право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество.

Управление лесами Правительства субъекта обратилось с иском к обществу о признании отсутствующим права на объект недвижимого имущества – подъездная дорога (право на которую зарегистрировано в ЕГРП). Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, мотивируя это тем, что истец избрал ненадлежащий способ защиты права, поскольку дорога находилась и находится во владении ответчика, и в данном случае нет спора о правах на земельный участок, а имеется спор о праве на объект — дорога, которая является самостоятельным объектом прав.

Вышестоящие инстанции не согласились с коллегами. Подъездная дорога проходит в границах участка лесного фонда, при этом лесной участок не предоставлялся для строительства и эксплуатации дороги в установленном законом порядке; в рамках заявленного иска исследованию подлежит вопрос о наличии у спорного объекта свойств, способных относить его к недвижимым объектам. В соответствии с пунктом 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью (пункт 1 статьи 133 ГК РФ).

Таким образом, иск о признании права отсутствующим был удовлетворен по тому основанию, что объект, на который зарегистрировано право в ЕГРП, не отвечает признакам недвижимой вещи (см. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2016 N 06АП-1097/2016, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.08.2016 N Ф03-3658/2016, Определение Верховного Суда РФ от 08.12.2016 N 303-ЭС16-16486 отказано в передаче дела N А73-14459/2015).

3. Ипотека или иное обременение прекратились.

Истец исполнил обязательство по договору купли-продажи, обеспеченное ипотекой объекта недвижимости, но представитель ответчика уклонялся от снятия обременения. Требования удовлетворены судом в полном объеме (см. Решение Канашского районного суда Чувашской Республики от 20 апреля 2015 года по делу №2-768/2015).

Изложенные выше случаи приведены в качестве примера в постановлении пленума №10/22. Перечень открытый, суд дает общий квалифицирующий признак подобных ситуаций, «когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения». Иначе говоря, иск о признании права отсутствующим рассматривается как разновидность негаторного иска. Впоследствии этот вывод был подтвержден в обзорах судебной практики и информационном письме (Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2015 N 44-КГ15-2, Определение Верховного Суда РФ от 18.04.2016 N308-ЭС15-18008 по делу N А32-35215/2014, пункт 12 информационного письма Президиума ВАС РФ №153 от 15 января 2013 года). Следовательно, на иск о признании права отсутствующим не распространяется срок исковой давности (статья 208 ГК РФ).

Из категорий споров, не поименованных в постановлении пленума №10/22, можно также выделить следующие.

4. Госорган требует признать право отсутствующим (и такое право возникло с пороком).

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом обратилось с иском к физическому лицу о признании отсутствующим права на озерно-нагульное хозяйство (земельный участок, водоем для рыбоводства, гидросооружения, дом рыбака, хозяйственные постройки), мотивируя свое требование тем, что спорный объект недвижимого имущества является искусственно созданной частью водного и является федеральной собственностью (Решение Приморско-Ахтарского районного суда Краснодарского края от 27.01.2016 по делу N2-25/2016).

Таким образом, в этом примере объект права собственности ответчика выступал частью большего по размерам объекта, находящегося в федеральной собственности.

5. Объект недвижимости перестал обладать признаками объекта гражданских прав.

В качестве примера можно привести спор между трикотажным объединением (истец по делу) и Комитетом по управлению городским имуществом г. Санкт-Петербурга, в рамках которого истец требовал признать за ним право собственности на жилой дом со степенью повреждения 90%. Суд первой инстанции удовлетворил требование, однако апелляция указала, что, поскольку назначение спорного объекта утрачено в результате разрушения и объект по своему функциональному назначению использоваться не может, отсутствуют правовые основания для признания права собственности (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2015 N 13АП-2506/2015, 13АП-2507/2015 по делу N А56-19306/2014, оставлено без изменения). Подобные выводы подтверждены Верховным судом в рамках рассмотрения других споров (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 N4372/10 по делу NА40-30545/09-157-220; Определение Верховного Суда РФ от 06.02.2017 N304-ЭС16-19741 по делу NА67-8365/2015).

Подытоживая сказанное выше, для удовлетворения иска о признании права отсутствующим необходимо выдержать следующие условия:

— у истца отсутствуют иные законные способы защиты нарушенного права — в том числе по мотиву истечения сроков исковой давности по другим возможным требованиям;

— право истца зарегистрировано в ЕГРН, равно как и право ответчика — на один и тот же объект, либо будет установлено, что один объект выступает частью другого; отсутствие регистрации права в ЕГРН за истцом служит самостоятельным основанием для отказа в иске (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 29.08.2017 N 50-КГ17-19);

— истец фактически владеет спорным объектом — следовательно, право ответчика создает препятствия к пользованию.

При соблюдении минимальных требований к предъявлению иска о признании права отсутствующим, заявитель должен быть готов к тому, что в ходе рассмотрения спора суд должен исследовать вопросы:

1) нахождения в пределах спорного объекта недвижимости иных объектов (зданий, строений, «внутренних» земельных участков и пр.)

Для иллюстрации важности этого обстоятельства можно обратиться к вышеобозначенному примеру с озерно-нагульным хозяйством. Суд первой инстанции удовлетворил требование заявителя, посчитав, что земельный участок возник искусственным образом. В свою очередь Верховный суд направил дело на новое рассмотрение, т.к. нижестоящими судами не исследовался вопрос правомерности владения зданиями и постройками на спорном земельном участке (Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2017 N18-КГ17-169).

2) необходимости назначения судебной экспертизы

Производственный кооператив обратился с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом о признании отсутствующим права на земельные участки. Для установления факта нахождения земельных участков в границах земель, предоставленных совхозу в 1977 году (от которого проистекало право истца через цепочку правообладателей), потребовалось назначить судебную землеустроительную экспертизу (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2016 N 20АП-5684/2016, Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 17.02.2017 N Ф10-5659/2016, Определение Верховного Суда РФ от 09.06.2017 N 310-ЭС17-6621 по делу N А23-7172/2014). Вопросы межевания и наложения границ земельных участков требуют специальных познаний, и суд не вправе выносить решение по делу без заключения эксперта.

3) правовые основания возникновения права собственности на спорное имущество у истца и ответчика (и выявление порочности оснований возникновения права у одной из сторон спора)

Читать еще:  Уступка права требования по договору подряда

В следующем примере два общества спорили за право на нежилые помещения. Истец и ответчик были внесены в ЕГРП как собственники разных помещений, однако судебная экспертиза установила, что фактически речь идет об одном и том же имуществе.

Суд, исследовав все обстоятельства возникновения права собственности истца и ответчика, пришел к выводу о том, что ответчик зарегистрировал право на спорное помещение позже истца, но фактические основания приобретения права возникли раньше, так как закон о регистрации признает силу прав, возникших до 31 января 1998 года (поскольку право ответчика на помещение возникло до вступления в силу Федерального закона от 21.07.1997 N122-ФЗ, его государственная регистрация не требовалась).

Существенное значение для правильного разрешения спора сыграл тот факт, что, на момент приобретения истцом права собственности на спорные объекты, эти объекты уже находились в собственности ответчика (см. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2017 N 12АП-1849/2017, Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 28.06.2017 NФ06-22304/2017, Определение Верховного Суда РФ от 13.09.2017 N306-ЭС17-12659 по делу N А57-27197/2015).

Признание права отсутствующим

Возможность предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим закреплена в п.52 совместного постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Тем не менее, до недавнего времени на практике сохранялась неопределенность относительно того, в каких именно случаях такой иск может считаться надлежащим способом правовой защиты. В постановлении президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 12576/11 по делу № А46-14110/2010 разъяснены вопросы, связанные с применением данного способа правовой защиты, и сформулированы следующие правовые позиции.

1. Иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению в случае, когда нарушенное право истца не может быть защищено посредством предъявления специальных исков.

2. Зарегистрированное право собственности на объект в зависимости от характера возникшего спора, наличия или отсутствия у этого объекта признаков недвижимости может быть оспорено по результатам рассмотрения специального иска о сносе самовольной постройки либо требования о признании отсутствующим зарегистрированного.

3. Невозможность отнесения объекта к недвижимому имуществу в случае, когда осуществлена государственная регистрация права собственности на него, является основанием для удовлетворения иска о признании права отсутствующим. Некапитальный характер спорного строения исключает возможность обращения в суд с требованием о сносе самовольной постройки, но вместе с тем служит основанием для удовлетворения иска о признании права отсутствующим.

Как было дело

Индивидуальный предприниматель, в течение длительного времени арендовавший у областной администрации земельный участок из земель общего пользования, возвел на нем некапитальное строение и зарегистрировал свое право собственности на него. После этого индивидуальный предприниматель обратился к арендодателю с требованием о приватизации земельного участка в порядке ст. 36 ЗК РФ. Областная администрация в приватизации отказала, а, кроме того, посчитала, что возведенный павильон является самовольной постройкой, созданной на земельном участке в нарушение режима его разрешенного использования. Итогом спора стало ее обращение в суд с иском о признании права собственности отсутствующим и об обязании индивидуального предпринимателя осуществить снос объекта как самовольно возведенного.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил полностью. В кассации решение суда первой инстанции было полностью отменено, а в удовлетворении исковых требований отказано.
Президиум ВАС РФ, рассматривая дело № А46-14110/2010 в порядке надзора, постановил направить его на новое рассмотрение.

По мнению высшей судебной инстанции, каждое из предъявленных требований (о сносе самовольной постройки и о признании права (или обременения) отсутствующим) имеет самостоятельную сферу фактического применения. При этом данные требования не могут быть удовлетворены судом одновременно: иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, прибегнуть к которому можно только в случае, когда у истца нет других возможностей защитить нарушенное право (в т. ч. при отсутствии у него оснований для предъявления иска о сносе самовольной постройки). Поэтому выводы суда об отсутствии оснований требовать сноса самовольной постройки не могут быть положены в основу отказа в удовлетворении требования о признании права на нее отсутствующим.

Кроме того, как отметил Президиум ВАС РФ, «судебный акт, удовлетворяющий иск о сносе самовольной постройки, устанавливает отсутствие права собственности на спорный объект и является основанием для внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Таким образом, при возникновении спора по поводу сноса самовольной постройки предъявление отдельного требования, цель которого состоит в исправлении сведений, содержащихся в ЕГРП, не требуется. При этом наличие государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска о сносе этого объекта как самовольной постройки.

В соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ после принятия Постановления Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 12576/11 по делу № А46-14110/2010 вступившие в законную силу судебные акты по аналогичным делам могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам.

Особое мнение

Отдельного упоминания заслуживает особое мнение судьи ВАС РФ Дмитрия Дедова, обратившего внимание на назревшую необходимость решения принципиальной проблемы, лежащей в основе конкретного спора, а также ряда других подобных дел, ранее рассмотренных арбитражными судами. Речь идет о возможности легализации капитальных строений, возведенных на земельных участках, предоставленных предпринимателям органами местного самоуправления на временной основе.

Судья обращает внимание на складывающуюся практику, когда органы власти предпочитают предоставлять земельные участки только под временное строительство на краткосрочной основе, каждый раз продлевая сроки и тем самым создавая ситуацию неопределенности и нестабильности для предпринимателей. По мнению судьи, такая практика не соответствует ст. 35 Конституции РФ и принципу правовой определенности. При этом, с точки зрения гражданского законодательства, оснований для признания абсолютной монополии государственной собственности на землю в подобных случаях также нет. А перед органами государственной власти, в первую очередь, стоит задача устойчивого развития территорий, решение которой невозможно без передачи земли в частную собственность.

В соответствии с п. 9 ст. 303 АПК РФ судья, несогласный с мнением большинства членов Президиума ВАС РФ, вправе изложить свое особое мнение, которое приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию вместе с постановлением Президиума ВАС РФ. Каких-либо указаний относительно юридической силы такого особого мнения АПК РФ не содержит.

Особое мнение судьи само по себе не является обязательным руководством для нижестоящих судов. Однако его наличие дает более широкое представление о том, какими соображениями руководствуются судьи высших судов при вынесении решений. Возможно, при принятии конкретного судебного акта такие соображения не оказали решающего влияния, но, тем не менее, в будущем при рассмотрении других споров с несколько иными обстоятельствами они вполне могут лечь в основу мотивировочной части судебного решения.

В контексте зарубежного опыта

Следует отметить, что в складывающейся российской практике иск о признании права отсутствующим имеет частноправовую природу и ответчиком по нему выступает частное лицо как держатель соответствующего права. В таком подходе можно усмотреть два стремления государства как регулятора имущественных правоотношений.

С одной стороны, все контролировать. Такой контроль, как минимум, выражается в обязательности государственной регистрации сделок с недвижимостью – последствия невыполнения данного требования со всей очевидностью вытекают из формулировок ст. 219, 223 ГК РФ. И при этом ни за что не отвечать: внесение записи в ЕГРП не дает никаких дополнительных гарантий собственнику, т. к. согласно ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» сама государственная регистрация имеет всего лишь статус «доказательства» права. Если же право оспаривается, то ответчиком становится не держатель ЕГРП, а лицо, право которого зарегистрировано.

С другой стороны, государство не хочет до конца отказываться от «своей бывшей» собственности. В принципе, иск о признании права отсутствующим можно предъявить к любому собственнику, получившему свои права на недвижимость в результате приватизации.

В зарубежных юрисдикциях, использующих системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, сам факт появления такого способа правовой защиты, как частноправовой иск о признании права отсутствующим, выглядел бы несколько странно. Приняв на себя функции по ведению реестра прав на недвижимость, государство выполняет роль гаранта стабильности титульных прав и оборота недвижимости (а не просто «обеспечителя доказательств»). Следовательно, после того, как право собственности на недвижимость возникло и было зарегистрировано, для его обладателя действует законная презумпция собственности 1 . При этом третье лицо имеет возможность оспаривать зарегистрированное право собственности только посредством внесения каких-либо изменений в реестр, что может быть реализовано путем:

  • предъявления соответствующего требования напрямую регистратору (там, где регистратор принимает обращения всех заинтересованных лиц, уведомляя затем о них зарегистрированного собственника и давая ему возможность представить свои возражения) 2 ;
  • обращения к собственнику с требованием подачи заявления регистратору о внесении изменений в реестр (там, где регистратор в принципе вносит изменения в реестр только по заявлению зарегистрированного собственника) 3 .
Читать еще:  Постановление правительства 180

Зарубежный опыт показывает, что при оспаривании записей о праве в реестре недвижимости регистратор и собственник (обладатель права) оказываются «в одной лодке»: если кто-либо берется оспаривать зарегистрированный титул собственника, то регистратор на той или иной стадии активно включается в процедуру такого оспаривания. При определении баланса интересов титульный собственник ставится в позицию слабой стороны, что означает необходимость для оспаривающей стороны (как сильной стороны) представить очень веские доводы для внесения регистратором корректив в реестр.

См. § 891 Германского гражданского уложения, ст. 26(1) Закона о регистрации земли 2002 г. Великобритании.
См., например, ст. 15(4) Закона о регистрации земли 2002 г. Великобритании, ст. 975(1) Гражданского кодекса Швейцарии.
См. § 894 Германского гражданского уложения.

признание права отсутствующим

Третье лицо не может требовать признания права отсутствующим

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-24243/2014 от 27.04.2015 признал, что поскольку общество не является собственником недвижимого имущества и не владеет им, суды обоснованно отказали в удовлетворении иска о признании права или обременения отсутствующим.

Суд указал, что в случаях, когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.

Ответчиком по иску, направленному на оспаривание зарегистрированного права или обременения, является лицо, за которым зарегистрировано спорное право или обременение.

По смыслу приведенных разъяснений иск о признании права или обременения отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению лишь тогда, когда нарушенное право истца не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим гражданским законодательством.

Иск о признании зарегистрированного права отсутствующим является вещно-правовым способом защиты и подлежит удовлетворению в случае, если лицо, обращающееся с иском, представило суду доказательства наличия у него возникших в установленном законом порядке прав в отношении спорного недвижимого имущества.

ФАС Северо-Кавказского округа: Постановление № А32-24243/2014 от 27.04.2015

Признание зарегистрированного права отсутствующим возможно лишь в исключительных случаях

ФАС Центрального округа в Постановлении № А35-4340/2012 от 28.03.2013 пояснил, что обращаясь в суд с иском о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика, истец должен доказать, что запись в ЕГРП нарушает его право, которое не может быть защищено иным, предусмотренным законом способом.

ФАС отметил, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. При этом зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

Оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

В данном случае, истец не обладает на спорное имущество зарегистрированным правом и не является его фактическим владельцем, поэтому вопрос о праве собственности на это имущество может быть решен только при рассмотрении виндикационного иска.

Лишь при рассмотрении такого иска обеспечивается возможность установления добросовестности приобретения имущества и его надлежащего собственника, соединение права и фактического владения, а также защита владельца правилами об исковой давности, что гарантирует всем участникам спора защиту их прав и законных интересов.

ФАС Центрального округа: Постановление № А35-4340/2012 от 28.03.2013

Права на линию электропередачи не подлежат госрегистрации

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-13712/12 от 07.02.2013 подтвердил, что суды обоснованно признали отсутствующим зарегистрированное право собственности на электрическую линию, так как она не является объектом недвижимого имущества.

ФАС указал, что к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Права собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, в том числе заключение эксперта, суды пришли к обоснованному выводу о том, что данные документы позволяют достоверно установить невозможность отнесения линии эклектической к объектам недвижимого имущества и объектам капитального строительства.

На основании вышеизложенного суды пришли к обоснованному выводу о том, что спорное имущество — линия электрическая, объектом недвижимого имущества не является, так как не имеет прочной связи с землей, может быть перенесена без ущерба ее назначению и изменения технических характеристик и цели, для которых она создана.

Поскольку вещь, право собственности на которую зарегистрировано как на недвижимое имущество, признаками объекта недвижимости не обладает, суды правомерно признали право собственности общества на эту вещь отсутствующим.

ФАС Уральского округа: Постановление № Ф09-13712/12 от 07.02.2013

Иск о признании права отсутствующим предъявляется лишь в исключительных случаях

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А29-3478/2012 от 12.11.2012 подтвердил, что факт государственной регистрации права собственности ответчика на имущество не является нарушением прав истца, претендующего на приобретение прав на данное имущество в силу приобретательной давности. Иск о признании зарегистрированного права отсутствующим в данном случае удовлетворению не подлежит.

ФАС отметил, что в случаях, когда запись в Единый государственный реестр прав нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Иск о признании права собственности отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению лишь тогда, когда нарушенное право истца не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим гражданским законодательством.

При этом факт государственной регистрации права собственности ответчика на имущество не является нарушением прав истца, поскольку право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу.

ФАС Волго-Вятского округа: Постановление № А29-3478/2012 от 12.11.2012

Право на имущество признается отсутствующим лишь в исключительных случаях

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А27-21254/2011 от 19.09.2012 пояснил, что наличие спора о праве в отношении нежилого помещения препятствует удовлетворению иска о признании права или обременения отсутствующими.

ФАС отметил, что когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения оспаривание зарегистрированного права может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права отсутствующим.

При этом избранный способ защиты о признании права отсутствующим возможен лишь тогда, когда между сторонами отсутствует спор о праве и право истца не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

ФАС Западно-Сибирского округа: Постановление № А27-21254/2011 от 19.09.2012

ФАС уточнил возможность удовлетворения иска о признании права отсутствующим

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А45-18556/2011 от 03.07.2012 подтвердил, что для признания права отсутствующим истец должен доказать свои права и факт отсутствия правовых оснований для регистрации права ответчика на спорный объект недвижимости.

ФАС отметил, что когда запись в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание права может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Таким образом, такой способ защиты возможен лишь тогда, когда одно и то же исключительное право значится принадлежащим нескольким лицам и истец не может требовать признания права за ним, так как он уже имеет то право.

Кроме того, для признания права отсутствующим истец должен привести доказательства отсутствия правовых оснований для государственной регистрации права ответчика на спорный объект недвижимого имущества, а также подтвердить основания возникновения своего права на спорное имущество.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector